Аватарка каналаRuTOR MEDIA
06.01.23
67

​​Как остановка машины в 1960 году изменила отношение к наркомании Одно судебное дело, потянувшее за собой смену человеческих взглядов на наркоманию. Однажды холодной февральской ночью в центре Лос-Анджелеса старый автомобиль, полный чернокожих молодых людей, был остановлен двумя полицейскими в штатском. Лоуренс Робинсон, двадцатипятилетний армейский ветеран, сидел сзади со своей девушкой. Когда его друг Чарльз Бэнкс вышел с водительского сиденья, Робинсон, несмотря на холод, вспотел. Отчасти это была ломка — он употреблял героин и давно не принимал дозу, — но также это был страх перед законом, хотя у них не было наркотиков или каких-либо принадлежностей. В Калифорнии в 1960 году просто быть зависимым считалось преступлением. И действительно, как только полицейские обнаружили свежий след от иглы на руке Бэнкса, они немедленно арестовали его. Чтобы оспорить обвинения, Робинсон нанял Сэмюэля Картера Макморриса, энергичного молодого адвоката, который недавно выиграл дело в Верховном суде США. Сначала молодые люди пытались оспорить неправомерность остановки авто за отсутствием признаков нарушения, но потерпели неудачу. Затем Макморрис пошёл дальше навстречу перевороту общественного мнения, заявив, что криминализация самой зависимости уже по природе совей незаконна. Преступление Робинсона было вовсе не действием, а статусом пристрастия к наркотикам. Он отправил апелляцию в Верховный суд и стал ждать. В это время штаты пережили некоторый политический переворот — Кеннеди встал у руля, возглавляя войну с бедностью и болезнями. На фоне новой направленности установленный статус преступления нашего несчастного Робинсона фактически был пережитком законов о наркотиках, написанных в 1929 году, в суровую эпоху контроля над наркотиками. На фоне новой политики адвокат Макморрис подхватил и транслировал идею о том, что наркоманию прежде всего стоит считать болезнью, а не преступлением. Но судебная система всё ещё скрипела старыми взглядами. Макморрис был настоящим аутсайдером, сражаясь в том, что казалось безнадежной борьбой. Когда он предстал перед Верховным судом для устных прений, он испуганно заикался, отвечая на вопросы судей. На первый взгляд, он казался прискорбно проигравшим, но, похоже, у него был дар вынюхивать более важные философские проблемы, которые имели значение для суда. По идее сама зависимость была под судом. Адвокат Лос-Анджелеса утверждал, что наркоманы сами виноваты: Робинсон был не какой-то беспомощной жертвой, а тем, кто «умышленно и добровольно» решил ввести «чужеродный огонь в свои вены». Судьи не слишком благосклонно отнеслись к этой идее во время устных прений. «А как насчёт сигарет, — многозначительно спросил Макморрис, — или людей, перенесших операцию, а затем пристрастившихся к обезболивающим таблеткам?» Действительно ли было бы справедливо, если бы государство наказывало все случаи наркомании? Даже к концу допроса казалось очевидным, что Робинсон и Макморрис нашли сочувствующую аудиторию. И действительно, суд вынес строгое решение со счетом 6-2, оправдывающее Робинсона, заявив, что «даже один день в тюрьме был бы жестоким и необычным наказанием за преступление в виде обычной простуды». Судья Уильям О. Дуглас сравнил закон о криминализации наркомании со средневековыми временами, когда душевнобольных преступников сжигали на костре или вешали; а безумные нищие часто бродили по сельской местности как дикари, и время от времени их пригвождали к позорному столбу, били плетьми и сажали в тюрьму. В сущности, они согласились с тем, что зависимость — это дело медицины, а не закона. А как считаете вы, наркомания — преступление, болезнь или добровольное контролируемое состояние отдельно взятого человека? #RuTORистория РУЛЕТКА | Конкурсы и выплаты | RuTOR MEDIA | Чат | Форум | Twitter | RuTOR Science

Комментарии

Реклама: